Луиза Нуриева. К непостижимому - к совершенству.

Артистка Государственного академического русского народного ансамбля "Россия" имени Людмилы Зыкиной Луиза Нуриева (Домра) приняла участие в программе Дягилевского фестиваля в Перми. Открытием фестиваля 21 мая 2015 года стала премьера Пермского академического театра - Диптих, состоящий из оперы "Оранго" и балета "Условно убитый" Дмитрия Шостаковича. Чтобы влиться в состав оркестра "MusicAeterna" на время работы, Луизе пришлось срочно освоить банджо и с головой погрузиться в удивительный мир, созданный Теодором Курентзисом и хореографом Алексеем Мирошниченко... О жизни в музыке перспективах для музыкантов, с недавней выпускницей РАМ им. Гнесиных Луизой Нуриевой беседовал Вацлав Строжек.

Кроме тебя, были еще приглашенные музыканты?

В основе был оркестр под управлением Т. Курентзиса, "MusicAeterna", который он и собрал, а к нему, дополнительно еще были приглашены музыканты из Европы, из Москвы...

Как ощущения от такого общения. Вы все коллеги, все музыканты, работаете в разных оркестрах, говорите на разных языках... и вдруг вы все в одной оркестровой яме и вами дирижирует такой дирижер... Каково это?

На самом деле даже и осознания того факта, что мы разговариваем на разных языках, не было. Я даже забыла, что по специальности я - народник! Там царила необыкновенная атмосфера единения, взаимоуважения и очень собранного, профессионального отношения к работе. Это объединяло наш коллектив. Внутренняя интеллигентность, культура, каждого из участников процесса, казалось бы, неотъемлемые компонеты такой большой, многосложной работы, впервые были столь явны, столь ощутимы для меня на практике. Все это шло, разумеется, от самого Теодора Курентзиса, который был художественным руководителем и дирижером всего проекта. Я наслышана была о нем, что он, будто бы чрезмерно импульсивен, криклив... Но ничего похожего от него, казалось, и ждать не следует. Он очень деликатен в работе, очень тактичен. При этом он общается с каждым музыкантом на равных. От него никакой демонстрации превосходства. Это довольно серьезно помогало в работе. Но самая большая его заслуга в том, что он сумел заразить нас всех своей энергией. Каждому из нас хотелось сделать столько же, сколько хотелось сделать Курентзису.

Ты, скажем так, попала в совершенно новую для себя систему координат. Сложно было перестроиться, найти свое место в ней? 

Да. Первые две репетиции я ощущала себя там белой вороной. В среде музыкантов довольно расхожи такие стереотипы, будто народники - второй сорт. В приоритете симфонические музыканты, это элита, а мы среди них, дескать, так, "пузочёсы" (смеется) И мало мне было того волнения, что я среди других в этом оркестре "народник"; помимо всего прочего, я ведь там была еще и "народник с банджо" - именно эту партию я исполняла! Но вскоре я вдруг поняла, что мои коллеги вовсе не косо на меня смотрят, а с большим интересом и даже волнуются вместе со мной. Волнуются за меня! Всем хотелось, чтобы получилось большое, красивое, целое... И я тоже стала об этом думать. И началась работа. Без заморочек. Без лишних подтекстов...

О Курентзисе

Я влюбилась в него с первого взгляда. Как в музыканта, в человека... Когда он дирижирует, он доходит до некой грани где заканчивается нормальность и начинается безумие. Это потрясает! Он будто в ответе за каждую ноту, за каждый звук... Он будто сам становится музыкой! От себя он, прежде всего, требует лучшего и, соответственно, от каждого участника процесса он требует, того же самого. Курентзис заряжает совей невероятной энергией каждого оркестранта... Потрясающе. Главный хормейстер Пермского театра, в случайном разговоре обмолвился, что они так живут каждый день! Для меня это уже идеально, а оказывается бывает еще лучше! Я только за одну неделю получила такой заряд вдохновения, что мне на год хватит, а может и на всю жизнь.
Если говорить о методе его работы над материалом, то он не удивителен - просто репетиция может длиться сколько угодно, пока он не добъется именно того звучания, какое ему необходимо. И ни у кого не возникает вопросов, что вот, мол, у нас трудовой день, график... Все увлечены процессом, даже если не задействованы в нем. Самая долгая репетиция длилась более четырех часов, но здесь надо знать, что такое репетиция с Курентзисом, чтобы понять, как мы были измотаны после нее. Но это хорошая усталость, здоровое творческое удовлетворение. Результат ведь поразительный! Теперь у меня есть мечта, чтобы судьба позволила мне еще раз иметь такое счастье работать с ним. Даже если флейту придется освоить, я готова! (смеется)

Может вообще с ним работать постоянно?

Я, признаться, об этом думала, но потом... Была у нас одна репетиция, это была уже генеральная, перед премьерой, все пошли на перерыв, а я не стала выходить из оркестровой ямы, тихонько сидела и играла песню "Ой, то не вечер..." Поймала себя на мысли, что уже скучаю по нашим душевным русским песням, по своему родному ансамблю "Россия", с которым я уже два года неразлучна...

Легко было освоить банджо?

Сложно.Слишком короткие сроки. Но сложно - не значит невозможно! Здесь надо отдать должное тому, что мастер Владимир Люткус, специально создал такой гибрид банджо и четырехструнной домры, который сильно упростил процесс освоения. Он удивительный человек, у него довольно много вот таких разных необычных его собственных изобретений.


Ты говоришь, что Курентзис собирает со всего света разных музыкантов. Почему же он не нашел профессионального банджиста?

А он и нашел. Но тот заболел не вовремя, пришлось осуществлять срочный ввод, кого то искать... Так мне объяснила суть дела продюсер ансамбля "Россия" Лена Климова, которая позвонила мне с предложением сыграть партию банджо в таком замечательном проекте. Тот факт, что она нисколько не сомневалась в том, что я справлюсь, серьезно меня подстегнул. За это ей отдельное большое спасибо! Ведь это же очень важно - ощущать такую поддержку, чувство логтя! Тут главное - оправдать, не подвести.


Ты ведь совсем недавно сдала государственный экзамен, получила диплом, изменилось твое самоощущение в ансамбле? И не появилось ли у тебя новых планов на будущее?

Разумеется, все это время в ансамбле, я осознавала, что вот я еще студентка, что еще не все умею, что, будто бы это все только репетиция... Нет, и теперь не пришло еще такого ощущения, что я вроде как уже "мастер", наоборот, появилось больше стимула - вот, репетиция и закончилась, теперь надо соответствовать такому статусу! Как говорит наш режиссер Вячеслав Корниченко : "Диплом не дает профессию, он даёт лишь юридическое обоснование для того, чтобы заниматься профессией". Главное не останавливаться.

Сейчас мне сложно представить свою жизнь вне ансамбля "Россия". За эти два года столько всего накопилось теплого, дорогого в сердце. Теперь это уже моя семья. Никогда не забуду, как мы были на гастролях в Казани. Эта поездка выпала на мой день рождения, но я не надеялась на поздравления. Музыканты тайком от меня объединились, уставшие с дороги, на нервах между репетициями, нашли время, накупили подарков, и после концерта, неожиданно, устроили мне настоящий праздник! Это ведь повелось еще со времен Людмилы Зыкиной. Она создала настоящий дом, настоящую семью, и поэтому сейчас так все и есть ; для нас ансамбль - наш дом, наша семья. Как только я вошла сюда впервый раз, я почувствовала эту энергетику, и она не отпускает. И это большая ответственность. Сейчас наследие Людмилы Георгиевны бережно хранится в ансамбле. Память о ней хранится. Музыканты в ансамбле, которые еще работали с ней, все время рассказывают какие то трогательные истории; говорят, что тогда у них на каждом концерте, непременно происходило какое то чудо. Настоящее чудо! И я часто ловлю себя на мысли, что вот у нас состоялся удивительный концерт, в котором все музыканты чувствовали друг друга, дышали музыкой, как единое тело. Это, действительно, чудо! Особенно когда ты вдруг понимаешь, что зал отвечает тем же...

У ансамбля "Россия" очень бурная гастрольная деятельность и часто приходится играть одно и то же... Это, наверное, скучно...

Рутина всегда в комплекте с любой профессией... Но в этом, должно быть, и есть смысл - найти в любой рутине новое звучание. И так ты постоянно ищешь новые тембры, новые краски, учишься, что называется "играть ушами"... Даром это все не проходит. Если к этому так относиться, то, выходит, что это - плюс. 

Кто у тебя был учитель?

Нарордный артист России, профессор, Вячеслав Павлович Круглов. Если говорить о людях оказавших на меня влияние, то надо говорить о нем, прежде всех остальных. Я бесконечно ему благодарна. И, пожалуй, не меньше я благодарна своему питерскому педагогу Светлане Павловне Грищенко, у которой я десять лет училась в Петербурге, в музыкальном лицее комитета по культуре... В профессии эти два человека - мои мама и папа.

В твоем личном рейтинге двух столиц, какая на первом месте?

Санкт - Петербург. Он один. Всегда, когда доводится ехать в Питер, выхожу на вокзал и плачу. Там мои самые близкие друзья. Однажды нам посчастливилось выступать на сцене Мариинского театра, в сольном концерте Василия Герелло. Это были, пожалуй самые трогательные гатроли для меня. Я как будто домой приехала, к родным, к друзьям. Весь этот концерт я для них и играла. Как за праздничным столом дома... За все эти годы, что я в столице, я так и не стала москвичкой.

Но с Москвой у тебя тоже многое связано. Я знаю, что помимо ансамбля "Россия" ты работаешь еще и в театре им. Пушкина...


Да, Москва дает много возможностей для таких, как я, сумасшедших (Смеется) Я не люблю ограничивать себя чем то одним, поскольку я весьма не усидчива. Но если я берусь за что то, то предпочитаю доводить это до совершенства.

Как ты оказалась в театре?

Однажды мне позвонил Ваня Замотаев, рассказал мне, что Роман Савельевич Самгин ставит спектакль по пьесе Островского "Доходное место", в Пушкинском театре, что ищут малую, альтовую и басовую домры... 
- "С домристами?" - был первый вопрос, который вырвался из моих уст. 
- " Разумеется..." - к моей большой радости сказал Ваня.
Меня сразу захватила идея работы в спектакле. Я довольно скоро отыскала музыкантов и мы помчались в театр! Я даже не понимала что нужно будет делать, как там все устроено... Но само волшебное слово - "Театр", вызывало бурю восторга в груди и мы бегом бежали на первую репетицию! И вот тут я, как Алиса в Стране чудес, вместе со своими друзьями, провалилась в глубокий колодец тайн и иллюзий. Удивительный мир! На первой репетиции Все артисты, режиссер, композитор сидели на сцене полукругом и пели какую то песню. Нам в руки, из темноты, полушепотом, всучили текст, усадили на стулья и беззвучно но весьма убедительно, попросили тоже петь. Все это было как то странно, но потом стало ясно, что это только первый маленький пазл большого многосложного механизма, который называется спектаклем. Так мы постепенно его и вырастили.

Ты ведь там играешь роль...

Да, все домристки играют там роли дам из ресторана.

Труден актерский хлеб?

Надо сказать, что он очень весел, на сколько мне довелось об этом судить. У нас ведь совсем не большие там роли. Но когда на репетиции нас встречают ребята актеры, которые уже по нескольку часов отработали до нас, усталые, измотанные... Невольно задумаешься о том, какая это непростая работа. Все ведь зависит от того, как к этому относиться. У актеров богатое воображение; для кого то из них это хлеб, а для кого то и кекс.. с кремом (смеется) Но когда мы все вместе выходим на поклон и зал аплодирует с таким восторгом... Сразу становится ясно - актерский труд того стоит!

Актерский опыт тебе помогает в музыке?

Бесспорно, но это не самое главное. В музыке гораздо важнее то, что ты несешь, что хочешь сказать. Вот, например, посмотришь на Мравинского, так это же просто скала; жест минимальный, одним пальцем... Красота! Вот он нес невероятную в себе энергию...

А в оркестре кто определяет что ты хочешь сказать?

На любом концерте ансамбля "Россия" у нас каждый выкладывается на все сто процентов, ведь у нас ансамбль солистов, так повелось еще при Людмиле Георгиевне, и сейчас наше руководство придерживается этого; но при всем при том чувствуется единение с дирижером, от него идет главный посыл, импульс того, что необходимо выразить. Каждый владеет своим инструментом и вносит свое звучание, но как именно играть на этом инструменте, диктует воля дирижера.

Какие твои самые любимые проекты в ансамбле "Россия"?

Я навсегда, наверное, запомню наш концерт "Здесь хорошо" с Ольгой Пудовой в Доме музыки. Это довольно большая история, мы выпустили диск на Universal music, и вот этот концерт являлся его презентацией. Как мы все переживали! Я помню, как сама не спала ночь перед концертом, знаю, как не спала, наверное неделю, наш замечательный продюсер Елена Климова, на хрупких женских плечах которой висела, практически, вся ответственность за организацию... Но мы вышли на сцену Дома музыки, все собрались, сконцентрировались и произошло чудо - концерт получился удивительно красивым! Помню еще "Времена года" Чайковского, который мы играли там же в ММДМ совместно с китайским оркестром. Как человеку, которому не чужд театр, который обожает Лермонтова, мне очень дорог наш спектакль "Маскарад. Роль Нины" Нашему режиссеру Вячеславу Корниченко и прекрасной актрисе Софье Торосян удалось отыскать и вскрыть какие то такие неожиданные тайники души Лермонтова, так тонко, интеллигентно, развернуть его личность. Спектакль, прямо сказать, открывает перед нами самого Лермонтова, так, что он становится не чужим, хорошо знакомым, почти родным. Удивительный спектакль! 

Ты один из успешных музыкантов в ансамбле "Россия", у тебя есть сольные номера, ты и сама создаешь свои концерты, создала квинтет "Парафраз", с которым выступаешь... Похоже, что ты выбрала свое дело, ты на правильном пути. Все ли так безоблачно на этом пути, как видится нам, по другую сторону рампы?

Хоть я склонна к ужасающему самоедству, постоянно ковыряюсь в себе, все время вижу лишь недостатки и тучи сомнений всегда над моей головой, я всегда говорю - Все слава Богу! Не взирая на болезнь идеальных форм, в последней стадии, я занимаюсь любимым делом, а это, наверное, самое главное в жизни - найти себя.

Ты музыкант, актриса, продюсер... Тебе, в принципе, все интересно, или есть какая то цель?

Я не умею отдыхать, не люблю выходных, стараюсь как можно плотнее забивать свой график... Это, наверное, такая мания, мне всегда мало любимого дела. Остановка - это регрес, а мне этого еще не хватало к моим сомнениям! Самовыразиться, утвердиться, занять свое место - банально, должно быть, но вот моя цель.

Теперь, когда ты уже специалист с дипломом, можешь что - нибудь пожелать студентам, юным музыкантам...

Не терять времени даром, всегда стремиться к непостижимому - к совершенству! Как можно больше заниматься своей специальностью. Постоянно стремиться сделать из себя кого-то, здесь и сейчас. Именно сделать! И именно здесь и сейчас, потому, что другого времени просто не будет.

Б е с е д о в а л   В а ц л а в   С т р о ж е к